+7 (901) 794-36-61
» О марках

No name- без клейма

No name- без клейма

 Меня часто спрашивают, а почему на брошке нет клейма? - Это хороший вопрос, который и я поначалу задавала, продавцам старинных изделий на аукционах или когда гуляла по «блошиным развалам». Да, мы с детства привыкли смотреть, кто «автор» туфлей или платья, чтобы потом рассказать, что вот, свезло мне, - купила… «пустячок, а подружке неприятно»(с). Шучу))))

 А по брошам и всяким другим вещицам мне давным-давно стало известно, что, оказывается, и самые известные компании изготовлявшие бижутерию не всегда, и не с самого начала своей деятельности маркировали изделия. По разным причинам. Так было, например, у Йонаса Айзенберга (Eisenberg) до 1935 года. Причем, он даже не парился на этот счет, потому как бижу до поры до времени, была всего лишь сопутствующим дополнением к одежде, пошивом которой он занимался. И только когда он всерьез занялся изготовлением ювелирных изделий, была начата их маркировка. Вот показательный пример, вычитанный мной в одной книжице, в которой речь шла об узнаваемости той или иной вещицы. Однажды возражая своему мужу, Карлу Айзенбергу (это внук Йонаса основателя марки), жена спросила у него: «Откуда ты это знаешь? - Я просто знаю, как это выглядит. Я беру её и, конечно же, на ней будет указано Айзенберг Айс или Айзенбергские оригиналы». Иными словами, настоящему мастеру (производителю) в общем-то и не нужна была маркировка, он знал по известным только ему приметам, как эта брошь должна выглядеть.

Здесь есть еще один важный момент, - в начале 20 века и вплоть до второй мировой войны в США, ювелирный бизнес чаще всего был делом семейным. О маркировке вообще мало кто думал. Только мастера, работавшие с дорогими металлами и камнями, делали «опознавательные знаки». Конечно, и в бижутерии применялись более дорогие материалы, но и цена их была достаточно высокой. В первой половине 20 века (да и сейчас) все производители бижу знали, что дорогую вещицу могут позволить себе далеко не все. Кстати и у Коко Шанель на этот счет есть соответствующее замечание, вы его должно быть знаете: «Только женщина с хорошим вкусом может позволить себе носить бижутерию, остальным остается золото...». Поэтому мастера более всего уделяли внимание качеству и оригинальности своих изделий. И только позже, солидные ювелирные фирмы, в условиях конкуренции, стали патентовать разработанные специально нанятыми дизайнерами изделия, только тогда маркировка обрела свой смысл и значение.

Вот другой пример. Многие из вас знают (видели) бижутерию Мириам Хаскелл. Это женщина с очень интересной судьбой, об этом я расскажу отдельно. А здесь по рассматриваемому вопросу. Вот что рассказывал об этом ее племянник Малкольм Дубин:

«Интересным качеством личности Мириам было ее презрение к личной славе. Возможно, из-за этой самодостаточности Мириам не включила свою подпись ни в один из своих замыслов. Ювелирные украшения Miriam Haskell редко подписывались до 1950 года (это выделено Малкольмом), когда Мириам продала свои права на ведение бизнеса и подпись своему брату Джозефу, тот произвел первые регулярно подписанные ювелирные украшения от Miriam Haskell в августе 1950 года». При этом Малкольм сделал оговорку, о том, что еще в середине 40-х годов магазины Новой Англии (если кто не знает, это северо-восток США) неоднократно просили Мириам о том, чтобы она делала маркировку. А еще он добавил, цитирую: «подписанные произведения этого периода будут составлять гораздо менее 1% ранних ювелирных украшений Haskell».

И, наконец, вот мнение специалиста по бижутерии Керол Таненбаум: «Я делаю книгу о Шрайнере, который является одним из моих любимых дизайнеров. Прочитав о нем, я обнаружила, что он подписывал вещи, которые шли в универмаги, но кутюрье ставили свою подпись на его произведениях, поэтому многие его произведения, которые вы найдете сегодня, не подписаны. То же самое с другими дизайнерами, таким как  Джулиана и D & E, были бумажные бирки, которые не пережили десятилетия. Таким образом, вы должны искать характеристики, чтобы знать, кто был дизайнером».

Вот так!



Возврат к списку